В результате превалирования интересов власти и отсутствия оппозиции

Премьер-министр Турции Бинали Йылдырым в ходе визита 23 мая в Тбилиси заявил на встрече с грузинским руководством о перспективах сотрудничества между двумя странами и важности для Анкары турецко-грузинских отношений.

 

Турция углубляет отношения с Грузией уже давно. Экономическое присутствие Турции в Грузии внушительно. После революции роз в Грузии президент Саакашвили создал для турецких инвесторов благоприятные условия в Грузии, особенно, в Аджарии, которая граничит с Турцией.

 

Саакашвили таким образом решал и политическую задачу по выводу Грузии из зоны влияния России. Турецкие и азербайджанские инвестиции стали залогом экономической независимости Грузии от России.

 

Но с годами проблемой для Грузии стало турецко-азербайджанское влияние. И в этом смыле вовсе не случайно то, что после смены власти в 2012 году премьер Иванишвили поставил под сомнение целесообразность железной дороги Карс-Ахалкалак-Баку. Потом, после его визита в Азербайджан сторонам удалось договориться, но тенденция была симптоматичной.

 

Новая власть в Грузии попыталась урегулировать отношения с Россией и таким образом уравновесить турецко-азербайджанское влияние. Параллельно Грузия продолжила курс на евроатлантическую интеграцию, который и стал главным балансиром.

 

Вместе с тем, Грузия активно стала работать с Китаем, который также не скрывает интереса к Грузии. Китайский капитал уже занимает внушительную нишу на рынке Грузии.

 

А на днях в рамках саммита по развитию Шелкового пути Грузия и Китай подписали соглашение о свободной торговле. Пекин также намерен учредить в Грузии банк развития с уставным капиталом в 1 млрд. долларов.

 

На фоне этих развитий визит премьера Турции в Грузию получает примечательные оттенки. Интерес Китая к Грузии в ряду других факторов обусловлен также турецким фактором. Кавказ для Китая является не только путем в Европу, но и буфером для сдерживания центральноазиатских амбиций Турции.

 

Естественными союзниками Китая в этом вопросе являются Грузия и Армения. Турция и Азербайджан могут действительно достичь своими инвестициями существенного влияния на Грузию. Китай, безусловно, не может уповать только на противодействие Запада и действует напрямик, углубляя отношения с Грузией.

 

Армения является зоной безусловного влияния России, что в значительной мере ограничивает возможность углубления армяно-китайских отношений. Ситуация не однозначная. С одной стороны, Россия перекрывает возможности влияния Турции на Армению, тем самым превращая Армению в буфер для экспансии Турции на Запад, с другой стороны Россия делает это в основном за счет военного присутствия, что не дает Армении возможностей для развития. России оно не нужно, поскольку Армения рассматривается как сугубо военно-политический форпост.

 

Это в значительной мере лишает Армению инициатив по развитию сотрудничества с Китаем. Пекин имеет подобные намерения, и они явно проявились в ходе визита Сержа Саркисяна в Китай в 2015 году, в ходе которого был подписан действительно внушительный меморандум. Ереван и Пекин декларировали намерения о сотрудничестве в сферах экономики и безопасности.

 

Но прошло два года, и даже малая часть этого меморандума не стала реальностью, потому что российское военно-политическое присутствие не только «защищает» Армению от турецкой угрозы, но и перекрывает впуть инициативам и инвестициям, в том числе, китайским. Причина, конечно, в отсутствии суверенной политики рмянской власти и превосходстве ее интереса над государственным.

 

Принято считать, что России в Армении не сопротивляются, дабы избежать «ответных» шагов Москвы и не рассердить ее. На деле опалы Москвы остерегается не Армения, а власть, поскольку у России не так много способов наказать Армению, как может показаться на первый взгляд. Россия тем самым накажет сама себя, и в Кремле это прекрасно понимают.

 

Есть еще один фактор – отсутствие в Армении готовой к ответственности оппозиции, которая может существенно повлиять на язык Армении в переговорах с Россией.