Конфликты и мирное сосушествование: глобальные вызовы и новая матрица международной безопасности

 

Конфликты и мирное сосушествование: глобальные вызовы и новая матрица международной безопасности

 

 

 

Уважаемые друзья, дамы и господа,


Мне хочется поприветствовать вас  и сразу переити к вопросу который мы должны обсудит в контексте данной тематики. Терроризм в 21-м веке уже стал важным элементом в деле как международной, так и региональной безопасности в контексте угрозы нового типа, который ранее не представлял собой комплексной системы нестабильного развитие политических систем. Проблематика обеспечения безопасности государств, как главных акторов международной политики не является на данном этапе доминнтным фактором в интенции обеспечение глобальной мега-цивилизационных ценностей. По концепции Нео-Мондиалиста Френсиса Фукуямы «о конце истории», где подразумевается полная победа либеральных ценностей, в первую очередь зашита прав человека, над тоталитарным мышлением и тоталитарным системой в целом. А Нео-Атлантическая концепция Семуэла Хантингтона «столкновении цивилизации» прямо указывает о возрастаний роли религиозно-мировозоенческих идей и ценностей и происхождении глобальных конфликтов, не на уровне интер-государственных различии, а на уровне межэтнических и межконфесиональных отношении, которые принимают очертание межцивилизационных форматов. Поэтому в качестве, главным стержнем при таком раскладе геополитических процессов становится не государство, а именно феномен – человека, как индивидума и главного актора международных отношении.


Концепция человеческого развития активно используется и продвигается ученными, экспертами и обшественными деятелями, связанными с Программой развития ООН (ПРООН), Всемирным банком, международной обшественной Коммисией по безопасности личности (). Проблемы человеческого развития, прав человека и безопасности личности разрабатываются в одном «концептуальном поле», хотя и имеют свои особенности. Концепция безопасности личности, подобно концепции человеческого развития, является многоуровневой, междисциплинарной и ставит в центр внимания права и развитие личности. Концепция человеческого развития сосредоточена на достижении более обших и долгосрочных задач, связанных с возможностями развития человека и обеспечением соответсвуюших прав. Концепция безопасности личности более четко сфокусирована на решении определенного круга конкретных задач, имеющих систематический превентивный аспект. Концепции безопасности личности связанна с выявлением и предотврашением кризисных и конфликтных ситуации, с ликвидацией последствий связанных с этим негативных проявлений. Деятельность в области обеспечения безопасности личности зачастую носит краткосрочный, оперативный характер, связанный не только с долгосрочным развитием человеческого потенциала, но и со спасательными, миротворческими операциями и пр.

 

Безопасность личности и традиционная «национальная безопасность» имеют много обшего. Оба подхода связаны с выявлением вызовов и угроз безопасности для основных групп населения на базе обошения эмпирического материала и стратегического анализа. Их классификация представлена ниже:


Ø  угрозы –наиболее опасные явления, способные нанести сушественный урон в сфере безопасности и требуюшие немедленных активных действий по их нейтрализации (терроризм, наркобизнес, рост организованной преступности, незаконны оборот оружия и «черный оружеиный» бизнесс);


Ø  вызовы – явления, обладающие дестабилизируюшим потенциалом воздействия, для ответа на которые требуется комплекс долгосрочных экономических, политических игуманитарных мероприятий (нестабильнные политические системы, массовый приток мигрантов, проблема беженцев);


Ø  риски – побочные негативные результаты человеческой деятельности, для преодоления которых требуется коррекция политической и экономической стратегии (ухудшение экологической ситуации, распространение инфекционных заболеваний, стихиинные бедствия).


Главное отличие концепции национальной безопасности и безопасности личности в том, что первая сосредоточена на безопасности людей и обшественных групп, проживаюших в рамках определеных государственно-территориальной целостности государств, обепечения баланса сил между ними. Безопасность личности имеет во многом сходную, но более широкую «повестку дня». В рамках такого понимания национальной безопасность не сводится к безопасности государства (зашишенность суверенитета и территориальной целостности от внешних угроз) и включает в себя безопасность и благосостояние населения.

 

Концепции безопасности личности и прав человека также тесно взаимносвязанны. Обе нацелены на выявление и ликвидацию основных угроз, связанных с распространением бедности и насилия. Однако в рамках концепции безопасности личности и насилия. Однако в рамках концепции безопасности личности далеко не все из прав человека могут считаться в равной степени приоритетными. На практике различнные институты, связанные с обеспечением и развитием безопасности личности, вполне легитимно имеют дело лишь с ограниченным набором прав и свобод человека, соблюдение которых необходимо для обеспечения безопасности личности.

 

Проблематика обеспечения безопасности личности изначально разрабатывалась в рамках западной политической культуры и рассматривалась в контексте усилий по обеспечению коллективной обороны и безопасности для Евро-Атлантического региона. По мнению, Р. Коэна, безопасность личности «стержень любой действенной международной системы безопасности, в основу которой положены либерально-демократическин идеалы. Соблюдение и зашита основных свобод личности – это то ядро, производными от которого являются все остальные формы безопасности». М. Михалка полагает, что практика принятия решении на основе консенсуса способствует выработке обшей идентичности в рамках многосторонних подходов к обеспечению безопасности, способствуя созданию систем безопасности на основе сотрудничества – и не только в Европе.

 

Поэтому главная угроза концепции безопасности личности является терроризм и ее одна из форм – международный терроризм. Комплексный характер угрозы международного терроризма отражает актуальность концепций безопасности личности и человеческого развития. В наши дни угроза международного терроризма приобритает следуюшие опасные особенности:


·         стратегические – угроза сушествует и продолжает усугублятся, в том числе в странах, ранее не знакомых с проявлениями терроризма


·         асимметрические – в отличие от обычных боевых дейсвтий с традиционным использовантем соответствуюших сил и средств, норм международного права и правил ведения войны, террористы умышленно используют средства и методы, польностью игнорируюшие эти нормы и правила, что ставит под угрозу саму основу цивилизованного обшества


·         апокалиптические – террористы стремятся причинить возможно большие и долговременные страдания, сеют смерть и разрушения среди невинных мирных людей, в том числе детей – не останавливаясь и перед уничтожением своих сообшников, а также разрушением инфраструктуры обшества и окружаюшей среды.


У демократии в лице международноого терроризма появился общий враг. Противостоять угрозе международного терроризма можно только сообша. В Евразии – на стыке Евро-Атлантического и Азиатско-Тихоокеанского регионов – возникают новые международные механизмы и режимы, сочетаюшие в себе элементы коллективной безопасности и безопасности на основе сотрудничества. Они создаются для координации усилии в области противодействия новым транснациональным угрозам. Наблюдается тенденции к взаимовлиянию и взаимопроникновению уже сушествуюших и вновь создаваемых многостронних механизмов безопасности.


Создание трансрегиональных режимов безопасности – неотложная необходимость в борьбе против обшей угрозы международного терроризма. Успешная кампания против терроризма должна вестить  государствами путем двухстороннего, регионального и многостороннего сотрудничества и требует многопланового подхода, который включает действия в правоохранительной, разведывательной, дипломатической, политической и экономической областях.  Террористические  акты могут быть следующих видов:


ü  диверсия

ü  похишение

ü  покушение и убийство

ü  ограбление (экспроприация)

ü  хайджекинг

ü  захват зданиивооруженное нападение

ü  кибертерроризм (кибервойна)


На сегодняшний день, вопросы безопасности на региональном уровне, на примере Кавказа, являются  неразрешенными и острыми. Тенденции реконсервации военно-политических конфликтов – можно привести в пример т.н. «пятидневную воину» в Августе 2008 года, после которогонепризнанные политические «анклавы» Абхазии и Южной Оссетии получили де-юрье признанние от Россиской Федерации, Венесуэлы, Никарагуа, Вануату, т.е. частичное международнное признанине. И это осушествляется в том русле, когда, де-факто, Грузия и Россиская Федерация находятся в состоянии воины, так как сохраняется Реактивизация, с точки зрения военного противостояние, вопроса решении Нагорного Карабаха с обоих сторон является новыми факторами дестабилизации на Кавказе масштабы которого будет трудно представить (при высоком уровне милиторизированности в обоих странах).


С точки зрения геополитического подхода, в современной мировой политичекой системе, Кавказ представляется геополитическим лучом или модулем дисконтинентальной зоны, которая является природным буфером или геостратой между теллурократичеким «Евразийским Таможенным Союзом» и талассократическим Евросоюзом в геоэкономическом прожекте  с  одной стороны, и с точки зрения, геополитического соперничество в контексте теллурократического Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) с талассократическим Североатлантическим Союзом, с другой стороны (геострата – стратифицированные многомерные коммуникационные пространства).


Естественно конкретнные геополитичнские интересы глобальных акторов, таких как США, России, Китая, трансрегиональнных организации ЕС и НАТО, а также региональных лидеров – Турции и Ирана. То ест, в контексте конкретнных геополитических интересов главных акторов можно вывести формулу: «3+2+2». Именно в рамках такой формулы можно охарактиризировть как влияют на ситуацию Южого Кавказа интересы глобальных акторов. Что касается как именно данное влияние действует на практике, можно привести конкретный пример – на данном этапе, острая геополитическая противостоянние НАТО и России по некоторым вопросам междунородной политики (по размешению систем ПВО в Европе, процесс расширение НАТО и приближенние НАТО к границам России, в том числе в пределах Южного Кавказа и т.к.) прямо влияет на процессы внутриполитической жизна Грузии.

 

Спасибо за внимание

 

Малхаз Гулашвили

Президент медиа холдинга

 

27 июня 2013 года, Тбилиси

 

 





მსგავსი სიახლეები
Численность населения Азербайджана достигла 10 миллионов человек
ПОСОЛЬСТВО РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ГРУЗИИ
Хроника объявленного убийства - Уроки Ходжалы
Справедливость для Ходжалы (Видео)
Трагедия геноцида
Ходжалинский геноцид
Ходжалинский геноцид
Константинополь без Варфоломея и варфоломеистов
РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ
ВАРФОЛОМЕЙ ПЕШКА, КОТОРОЙ ВСКОРЕ ПОЖЕРТВУЮТ ЕГО ХОЗЯЕВА
немецкая фирма "Bredent medical" совместно с группой специалистов Тбилиской клиники «DENTEX-95» и ереванской стоматологической клиники "DIVIDENT" организовала в Тбилиси курс обучения по имплантологии
2-я конференция по созданию глобальной сети СМИ по вопросу миростроительства: Международное сообщество СМИ за мир, «Мирная инициатива»
ВКС России бомбят Идлиб, 9 погибших
В сети аптек «Аверс» препараты для лечения диабета подешевели
На Плато Нуцубидзе открылась новая аптека «Аверс»
“Экология мышления” - путь, который человечество должно пройти для собственного спасения (II часть)
“Экология мышления” - путь, который человечество должно пройти для собственного спасения
Компания bredent Georgia совместно с клиникой New Dent XXI в рамках 14-го международного конгресса провела курс обучения по имплантологии
Обсуждение книги члена Союза писателей Грузии, философа Ниаза Болквадзе «Экология мышления – главный путь спасения человечества» в Национальной Академии Наук Грузии
Если бы не грузины – православные христиане, русским пришлось бы возводить «великую российскую стену» на Северном Кавказе – мнение